Институт Энергетических Систем: Своих не бросаем!

Институт Энергетических Систем продолжает работу по обслуживанию систем управления, базирующихся на программно-техническом комплексе «Ovation»после ухода Emerson Electric с рынка РФ

Американская компания Emerson Electric покинула российский рынок, продав свой крупнейший актив – челябинский завод «Метран». Уход Emerson повлияет на российскую энергетику – порядка 15% электростанций в РФ работают на ПО и оборудовании американской компании. Для продолжения стабильной работы данного ПО и оборудования требуется своевременное техническое обслуживание и в этом энергокомпаниям может помочь давний партнер Emerson – Институт Энергетических Систем, способный не только оказать техподдержку (в ИЭС из Emerson перешел ряд специалистов), но и обеспечить поставки необходимых запчастей, которые не производятся в России.

Предыстория

История сотрудничества Института Энергетических Систем с Emerson Electric уходит корнями в 2004 год. Тогда ИЭС вместе с Системным Оператором прорабатывали вопрос регулирования частоты для интеграции с европейской энергосистемой. Так как опыта в данном вопросе у российских энергетиков не было, гендиректор ИЭС Михаил Леонидович Королев принял решение обратиться к зарубежному, в частности, к опыту компании Emerson Electric и совместно разработать технические требования к системам регулирования энергоблоков. После разработки данных требования стало понятно, что энергоблоки российских электростанций не удовлетворяли данным требованиям и нуждались в модернизации как оборудования, так и их систем регулирования.

На тот момент у Emerson в России был всего один специалист-продавец и компания планировала лишь продавать собственное оборудование и ПО, а инжинирингом на месте должны были заниматься российские компании. Королев принял решение организовать на базе ИЭС инжиниринговое подразделение, которое, помимо прочего, должно было заниматься модернизацией энергоблоков, доводить их до уровня соответствия требованиям нормированного первичного регулирования частоты (а в дальнейшем и до автоматического вторичного регулирования). Emerson направила в Россию из своего европейского филиала польских специалистов, которые обучали инженеров ИЭС работе на программно-техническом комплексе Ovation.

Первым совместным проектом ИЭС и Emerson стала Ставропольская ГРЭС (партнеры выиграли конкурс на модернизацию одного из блоков).

«С этого блока фактически и началось расширение деятельности Emerson в России, – рассказывает исполнительный директор Института Энергетических Систем Сергей Николаев. – В дальнейшем мы в партнерстве работали еще на ряде энергоблоков разных электростанций».

Параллельно специалисты Института Энергетических Систем продолжали перенимать знания и навыки у западных коллег. Так, перед тем как внедрить на Кармановской ГРЭС в Башкортостане ПО, разработанное шведскими специалистами Emerson, один из инженеров ИЭС дважды посещал Швецию, нарабатывая компетенции. В итоге специалисты ИЭС  смогли уже самостоятельно внедрить иностранное ПО на Кармановской ГРЭС, в то время как сотрудники Emerson только проводили шеф-наладку – то есть, фактически осуществляли общий контроль.

Партнеры-соперники

К 2008-2009 годам Emerson уже широко развила продажи своего оборудования в России, в том числе продукции челябинского завода «Метран», контрольный пакет акций которого Emerson приобрела в 2004 г. «Метран» выпускает различное измерительное, аналитическое, метрологическое и регулирующее оборудование, сделка с Emerson позволила предприятию получить доступ не только к инвестициям, но и к новым технологиям. Emerson в свою очередь получила развитую сеть региональных представительств и узнаваемый в России бренд.

На фоне этих успехов в Emerson задумались о расширении бизнеса в России, об освоении новых направлений – открытии собственного инжинирингового подразделения. Тем самым, партнерское взаимодействие с ИЭС стало уменьшаться.

Позднее и ИЭС прекратил брать инжиниринговые контракты на модернизацию АСУ ТП энергоблоков, так как у него появились собственные разработки: ПТК «Станция» и ПТК «Синхрограф», и российская компания сосредоточилась на них. Emerson и ИЭС перестали быть конкурентами в сфере инжиниринга, однако периодически Emerson привлекала специалистов ИЭС к своим проектам (в случае нехватки специалистов).

Решения Института Энергетических Систем стали своеобразной надстройкой для Ovation – технические решения, разработанные ИЭС использовали данные, полученные от Ovation для решения стоящих перед станциями технологических задач. Это дало новый толчок к развитию сотрудничества. Если где-то внедрялся продукт Emerson, там и Институт Энергетических Систем устанавливал собственные решения. Так, еще до 2010 года ПТК «Синхрограф» был установлен на 12-ти объектах различных Объединенных генерирующих компаний (ОГК-1 — 6), а ПТК «Станция» на 3-х станциях (Ставропольской ГРЭС, а также на Киришской и Заинской ГРЭС.

«Такое взаимодействие способствовало развитию бизнеса обеих компаний, – отмечает Азат Каюмов, руководитель департамента продаж. – Конкретно Emerson это сотрудничество было интересно, потому что ИЭС являлся интегратором и продвигал ее продукцию».

Исход Emerson

О своем решении уйти с российского рынка Emerson сообщила в начале мая уходящего года. Российское подразделение Emerson по разработке софта уже практически прекратило работу.  После Нового 2023 года в российском офисе останутся только юристы и экономисты, бухгалтеры, — инженерного состава уже не будет.  Кстати, четыре сотрудника российского филиала Emerson перешли в Институт Энергетических Систем: два человека из коммерческого подразделения и еще два – из инженерного состава.

Фактически на сегодняшний день у Emerson в России из действующих активов остался только челябинский «Метран», но и его компания планирует продать топ-менеджменту самого же «Метрана». В сентябре Emerson заявляла, что намерена тесно сотрудничать с местным руководством в России, чтобы обеспечить плавный переход для сотрудников в ходе процесса передачи актива.

Своих не бросаем

В настоящее время сотрудничество Института Энергетических Систем с Emerson пока еще продолжается – в соответствии с подписанными ранее договорами. В каких-то случаях Emerson берет ИЭС на субподряд, в каких-то – наоборот. В основном, речь идет о сервисных договорах. Но так как американская компания постепенно уходит с российского рынка, часть ее контрактов переходит к ИЭС. Институт Энергетических Систем разрывает эти договоры и заключает новые – уже напрямую с конечным заказчиком. В качестве примера можно привести сервисный контракт с Беловской ГРЭС, договор с «Кузбассэнерго» (структура Сибирской генерирующей компании), сервисный контракт с «дочкой» «Газпром-Салаватнефтехима».

Главное здесь – не сам тот факт, что ИЭС получает контракты уходящей Emerson, а то, что Институт Энергетических Систем сможет поддержать российских энергетиков в отсутствие привычного уже для них партнера. Дело в том, что порядка 15% российских электростанций работали на ПО и оборудовании Emerson, и найти для них отечественные аналоги будет весьма сложно, да и дорого. Соответственно, оборудование и программное обеспечение никто менять не будет, а они требуют обслуживания.

«Хороший хозяин должен беречь оборудование, обеспечивать необходимую техподдержку, чтобы увеличить срок его службы, – отмечает Азат Каюмов. – Если после того, как ушла Emerson, техподдержка не будет оказываться, ресурс оборудования сократится, и оно долго не прослужит».

Выход оборудования из строя тут же отразится на всей электростанции, а это в свою очередь уже может сказаться и на энергосистеме в целом. ИЭС способен обеспечить надежность, безотказность и безаварийность работы аппаратуры и программного обеспечения. Более того, ИЭС может помочь энергетикам и с поставками запасных частей.

«В этом году мы такое уже практиковали, – рассказывает Каюмов. – За счет параллельного импорта поставляли запчасти Алросе, Дальневосточной генерирующей компании и Fortum».